Цифры потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне меняются в сторону увеличения все послевоенные годы. Да и немудрено, ведь по-прежнему миллионы советских солдат и офицеров числятся «пропавшими без вести». К примеру, из более чем 205 тысяч евреев, погибших в рядах Красной, а впоследствии Советской армии в мартирологах числятся не более 140 тысяч, а судьбы остальных до сих пор неизвестны. Поисковик из Кирьят-Хаима Борис Кременецкий выяснил и заанкетировал судьбы 4043 еврейских воинов, считавшихся пропавшими без вести.

Война продолжается?

Если верить словам российского генералиссимуса Александра Суворова «Война не закончена, пока не похоронен последний погибший на ней солдат», то Великая Отечественная война длится до сих пор, поскольку не упокоены миллионы погибших на ней солдат и офицеров. И что самое печальное, поиском пропавших без вести и незахороненных воинов занимается не Российское государство, обладающее для этого всем необходимым, а общественные организации и поисковики-одиночки, как Борис Кременецкий.

Не слишком известный поэт Владимир Чивиленко точно заметил: «Не должно быть пропавших без вести,
Как и быть безымянных солдат.
Если будет так, тщетно верности
От бойцов всем народам ждать…» Именно этой благородной задачей – разыскивать сведения о пропавших без вести еврейских воинах — и занимается Борис Кременецкий вот уже больше 14 лет. Начал он с поисков деда своей жены Раи Сруля Фроймовича Кауфмана, который был призван в армию в Астраханской области и отправлен на фронт, а потом пропал без вести. Но никаких сведений о дедушке жены ему найти так и не удалось. Однако первый поисковый блин, вышедший комом, не заставил Бориса прекратить розыскную деятельность.

— Мой отец Шмуля Беркович был фронтовиком, немало родственников погибло на войне, — рассказал Борис Кременецкий. – Дома всегда много говорили о страшной войне и Холокосте, поэтому я, что называется, был в теме. Мне стало интересно заняться поисками пропавших без вести, постепенно это стало моим хобби, отнимающим большую часть свободного времени.

Отец поисковика ушел на войну Шмулей Берковичем, а вернулся Семеном Борисовичем. Летом 1941-го его часть оказалась в окружении, он попал в плен и оказался в концентрационном лагере под открытым небом «Уманская яма», откуда сумел выбраться, выдав себя за украинца. Добравшись до дома в город Балты и разыскав мать и младшего брата, вместе с ними оказался в Балтском гетто. Оттуда его освободили советские войска и снова призвали в армию. Незадолго до выхода на пенсию фронтовик обратился в Центральный архив Министерства обороны для подтверждения своего участия в войне в 1941 году, но получил неприятный ответ: «Сведения о Вас и воинских частях, в которых Вы воевали в 1941 году, в нашем архиве не сохранились». Отец Бориса остался жив, а миллионы советских солдат, попавших в окружение, в буквальном смысле пропали без вести в начале войны, их родные до сих пор не знают, что же с ними стало.

Анкета на поисковика

За годы поиска Борис Кременецкий заполнил и отправил для публикации 4043 анкеты воинов-евреев. Его адресаты – редакция Книги памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом, в Москве и для Электронной книги памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом, которую организовал в Израиле поисковик Александр Заславский. В 11 томе печатной Книги памяти, вышедшем к 70-летию Победы, есть благодарность Борису Кременецкому, который предоставил более 200 фотографий для этого издания и значительную часть из 5039 поименных сведений на погибших военнослужащих и партизан.

А что за человек сам Борис Кременецкий? Давайте бегло пройдемся по его биографии. Родился он 3 августа 1950 года в Тирасполе, закончил среднюю школу № 6, на которой красуется надпись, что среди ее выпускников 5 Героев Советского Союза и 3 Героя Социалистического труда, среди которых и изобретатель противогаза Николай Зелинский. Эту школу закончили отец Бориса, он сам и два его сына. Борис после окончания Тираспольского пединститута и службы в армии преподавал химию в своей родной школе, которую после распада СССР переименовали сначала в лицей, а потом в гимназию. В 1995 году приехал на историческую родину со всей семьей, хотя оставлять свой дом в центре Тирасполя с винным погребом и фруктовым садом было непросто. Отец-фронтовик прожил в Израиле меньше года, но был горд тем, что встретил смерть на родине предков.

А Борис довольно быстро устроился по специальности на химический завод в лабораторию, там не требовалось знание иврита, и проработал на нем много лет. А после закрытия завода перешел на нефтекомбинат в Хайфе, где работает на химическом складе, а в августе выйдет на пенсию, вот тогда появится больше времени на розыски. Два его сына, которые закончили Хайфский технион и вполне сносно устроились на новой родине, нередко помогают отцу в его нелегком поиске, особенно младший, оцифровывая старые фотографии.

В молодости у Бориса было другое увлечение – из необычных корней деревьев делал разнообразные фигуры, хоть и не скульптор. Многие из этих фигур и сейчас украшают его квартиру. Особенно памятна фигура крокодила – корень для нее вместе с приятелем вырубал в 4 утра возле Тираспольского горкома партии. Но вырезка корневых фигур осталась в прошлом, а вот поисковые работы затянули всерьез и надолго.

«Это нужно не мертвым, это надо живым»

Известная строка Роберта Рождественского исчерпывающе объясняет, для чего Борис Кременецкий и другие поисковики занимаются кропотливыми изысканиями, не считаясь с личным временем. Поисковая работа стала результативнее после того, как в 2006 году рассекретили архивы и появился сайт безвозвратных потерь обобщенной базы данных Центрального архива Министерства обороны России. Этот сайт стал для Бориса практически настольной книгой, помогает в розысках и наградной сайт, появившийся спустя четыре года, на нем размещены копии наградных листов, в которых обязательно указывалась национальность.

Розыски погибших еврейских воинов затруднены тем, что их фамилии, имена и отчества часто менялись и перевирались. К примеру, немало хлопот доставил одессит Нисенгольц, родившийся в 1919 году и пропавший без вести. Его фамилия не значилась на сайте безвозвратных потерь. А вот при наборе его не слишком распространенных имени-отчества Анисим Александрович на сайте появились сразу две фамилии Нисенгольд и Нисенголец, которые и оказались искомым человеком. Очень часто бывает не за что зацепиться, приходится шерстить региональные Книги памяти, где нередко можно найти, казалось бы, безнадежно пропавших без вести.

О найденных Борисом пропавших без вести можно рассказывать долго. А вот кого разыскивать подсказывают знакомые и сослуживцы, а то и вовсе незнакомые люди, отчаявшиеся найти следы своих пропавших без вести родственников. Несколько раз ему помогали поисковики из России, находили родственников найденных пропавших без вести. Он находит новые имена для поиска в газетных и журнальных публикациях, во Всемирной паутине, связывается с родственниками погибших воинов-евреев не только в Израиле и России, но и в Германии, США, Канаде и многих других странах, ему присылают фотографии и полезную информацию. Одним из источников информации стала база данных мемориального комплекса памяти «Яд ва-Шем».

— Могу сказать без ложной скромности, что владею методикой «извлечения» воинов-евреев со стопроцентной вероятностью из военных архивов, — признался Борис Кременецкий. – Более 30 тысяч пропавших без вести нет ни в одном еврейском мемориале, они ждут своей очереди, но это непосильно нескольким энтузиастам. С каждым годом вести розыск становится все труднее, ведь все меньше остается тех, кого коснулась война. А потомки тех, кто пропал без вести, порой имеют весьма смутные представления о событиях военных лет.

Борис не только разыскал евреев-воинов, но и написал немало статей об их судьбах: «Найти рядового Ривилиса!», «Вспомним всех поименно…», «Орденоносцы» и «Пропавшие без вести». А сейчас закончил работу над очередной статьей «Сержанты», в которой рассказывается о найденных героических евреях-сержантах. Израильский Союз ветеранов второй мировой войны наградил Кременецкого благодарностью «за многолетнее активное содействие». Но для него гораздо важнее официальных наград благодарность родственников найденных воинов-евреев и осознание того, что возвращаешь из небытия героических людей. Как в известном Стихотворении Исаковского, которое когда-то учили в советских школах: «А не вспомнят — экая досада,— Я об этом вовсе не тужу: Не хотят — не вспоминай, не надо,— Все равно я вишню посажу!»

Андрей КОЛОМИЕЦ, фото автора

Приглашаем на ежедневные экскурсии по Израилю и дни отдыха ПОДРОБНОСТИ