22-летний солдат-одиночка, прибывший из России для прохождения службы в ЦАХАЛе, покончил с собой в армейском общежитии («Бейт ха-хаяль») в Хайфе, сообшает сетевое издание Vesty.co.il. Его тело было обнаружено случайно через несколько дней: никто о пропаже военнослужащего не заявил, никто не выразил тревоги по поводу его отсутствия. Об этом в понедельник, 4 марта, сообщила Кармела Менаше, военный корреспондент радиостанции «КАН Решет-бет».

Согласно обнародованной информации, тело солдата нашли в минувший четверг, 28 февраля. Он повесился в одной из нежилых комнат армейского общежития, где проходил ремонт. Когда именно произошло самоубийство, до сих пор не установлено. По мнению экспертов полиции, С. покончил с собой не менее двух дней назад. Однако это приблизительно — вскрытия не производилось, следствие по поводу самоубийства также не было начато.

О покончившем с собой солдате известно немного. Он репатриировался в Израиль из России, чтобы пройти службу в ЦАХАЛе. Его мама осталась в  России, отец живет в Израиле. Однако с отцом, как утверждают знакомые С., он отношения не поддерживал. Поэтому ни мать, ни отец не забили тревогу, когда солдат пропал.

Не забили тревогу и в Доме солдата («Бейт ха-хаяль») — армейском общежитии для солдат-одиночек, расположенном на Сдерот Бен-Гурион, 15, в Хайфе. Общежитие это небольшое — всего 50 комнат, из которых несколько — на ремонте. Так что тут все знают друг друга.

Даниэль, друживший с С. и также проживающий в том же общежитии,  рассказал в эфире «Решет бет», что, не видя приятеля, он обратился к руководству Дома солдата. Когда там не отреагировали, он пошел в полицию, попросив проверить записи камер внутреннего наблюдения. В полиции, по словам Даниэля, это сделать отказались, так как не получили никаких заявлений от родителей военнослужащего. Спустя день солдата нашли мертвым.

Почему никто не хватился солдата: версия военного корреспондента

Как сообщила Кармела Менаше, солдату-одиночке С. оставалось служить всего три месяца. Однако он был досрочно уволен в запас в связи с состоянием здоровья.

По данным военного журналиста, С. начинал служить в боевых частях ЦАХАЛа. Спустя какое-то время у него начались проблемы: он впадал в депрессию, вел себя неадекватно. После консультации с армейским психиатром (КАБАН) было решено назначить ему курс у психолога, а также перевести в небоевые войска.

Это, вероятно, лишь усугубило состояние военнослужащего. По словам радиожурналиста, он замкнулся, потерял интерес к службе, нарушал дисциплину. В ответ командиры, не желая разбираться, что происходит с солдатом-одиночкой, подвергали его наказаниям. Продолжалось это до самого последнего времени, когда С. освободили от дальнейшего прохождения службы.

Таким образом, формально С. уже военнослужащим ЦАХАЛа не значился, однако в течение трех месяцев (как солдат-одиночка) имел право проживать в армейском общежитии. Там, как полагает Кармела Менаше, махнули на солдата рукой, так как он уже, по сути, солдатом не был.

«Ужас в том, — подчеркнула военный корреспондент, — что он никому не был интересен и во время службы. Одинокий, лишенный заботы и внимания, он по-настоящему страдал, но не находил не только помощи и понимания, но и желания помочь и понять».

Что происходило с солдатом-одиночкой: версия его друга Даниэля

Даниэль, друживший с С., в эфире «Решет бет» рассказал, что после того как его приятеля «убрали» из боевых войск, тот пытался приспособиться к новой службе. Однако приспособиться не получалось. У С. началась тяжелая депрессия. Его направляли к армейскому психологу — пару раз сходил, но перестал. Не хотел, чтобы его обзывали «чокнутым». Пытался справиться с проблемой сам, но его состояние лишь ухудшалось.

По словам Даниэля, командиры знали, что у С. есть проблемы. Но, несмотря на это, отправляли его для несения караульной службы, в наряды.

«Они считали, что С. просто «косит» от службы. Их не интересовало, что он не спит ночами, замкнулся в себе. Его постоянно ругали, наказывали», — рассказал Даниэль в эфире радиопередачи.

Даниэль рассказывает, что три недели назад у С. произошел срыв. Он вновь пребывал в сильной депрессии, однако был отправлен в караул. Там он внезапно начал кричать и стрелять в воздух.

Для разбирательства прибыл следователь военной полиции.

«Разбирательство было быстрым. Решено было выбросить С. из армии. Его просто выбросили к чертям собачьим», — сказал Даниэль во время радиоэфира.

Даниэль говорит, что никто из командиров никогда не интересовался, что происходит с солдатом. Они даже не могли представить себе проблемы, которые возникают у одиноких солдат. «Они просто оказались неготовыми к тому, что у человека могут быть проблемы. В их понимании он был лишь солдатом», — сказал Даниэль.

Даниэль считает, что в Доме солдата в Хайфе не могли не видеть состояния С. Но и там, как говорит Даниэль, «ничего не хотели думать».

«Возможно, его считали наркоманом», — говорит молодой человек. Однако и в этом случае, полагает он, требовалось оказать помощь.

«Его нашли вечером в четверг. Я хочу сказать, что это страшно. У меня возникает много вопросов. Почему никто не хотел ему помочь? Как это могло произойти? Знаете, я и себя обвиняю, не могу простить, что не был рядом все время…» — сказал Даниэль.

Похоронили как чужого 

Одинокого солдата С. похоронили тихо. На похоронах было немного народу. По словам очевидцев, пришла женщина, ставшая С. приемной матерью в Израиле. Был, говорят, и его отец, стоял в стороне — по словам некоторых присутствовавших, «как чужой». Пришли также непосредственные командиры.

Радиостанция «Решет бет» выяснила, что армейский психиатр (КАБАН — «кцин бриют ха-нефеш») беседовал с отцом С., чтобы объяснить, почему его сына «удалили из армии». Запись этой беседы была обнародована в эфире.

Представитель армии на иврите разъясняет: с вашим сыном случилось то-то и то-то. Отец в ответ говорит: сын уже не в армии. Представитель армии продолжает: я должен сообщить об этом, потому что такая информация должна поступить родителям. Разговор заканчивается.

Комментируя этот разговор, Кармела Менаше обратила внимание, что отец С., возможно, не до конца понял, о чем шла речь (судя по записи, мужчина говорит с сильным русским акцентом). В армии, по ее мнению, могли поручить проведение такой беседы русскоязычному специалисту. Но там, как сказала Кармела Менаше, предпочли «отметиться»: провели беседу — и ладно.

Позже полковник запаса д-р Гади Амир, работавший армейским психиатром, пояснил, насколько важно, чтобы родители четко поняли, почему их ребенка увольняют из армии. Они могут получить консультацию, как помочь своему сыну или дочери, да и ЦАХАЛ, как правило, продолжает какое-то время наблюдать за солдатами, оказавшимися в подобной ситуации.

Одна из военнослужащих, которая проживала в соседней с С. комнате, сказала корреспонденту «Решет бет», что обращалась к заведующему «Бейт ха-хаяль», указывая на проблемы одинокого солдата. «Если вы не хотите найти его умершим, то займитесь им как можно скорее», — процитировал «Решет бет» слова военнослужащей.

В пресс-службе армии в ответ заявили, что изучают ситуацию. Так же отреагировали в Ассоциации помощи военнослужащим ЦАХАЛа («Агудат лемаан ха-хаяль»), которая содержит общежития для солдат-одиночек.

Источник

Внимание! Вся полезная информация о мероприятиях в Хайфе и наших экскурсиях на ваш электронный адрес. Читайте ЗДЕСЬ

Приглашаем в пятницу (8 марта) на пешеходную экскурсию по Хайфе Подробности, в субботу (9 марта) на сбор клубники и посещение интересных мест Подробности ИЛИ на экскурсию по крайнему северу к четырём водопадам Подробности, на ежедневные экскурсии по Израилю и дни отдыха  Подробности